silversilence

А истина —

в улыбке, как писал Фаулз в своём "Волхве".



Описанию улыбки истины он, кстати, посвятил довольно много знаков.

"Ликующая, которую можно было бы счесть самодовольной, если б не светлая, философская ирония". Мудрость и радость, нежность и трагическая ирония. Интересно, как эта улыбка выглядела в воображении автора. И мог ли какой-либо скульптор вырезать её так искусно, чтобы эти качества чётко считывались при взгляде на голову — или она может существовать лишь в воображении...
silversilence

Поз.воль

- Позволь себе влюбиться, не любя
И голову срубить, не обезумев;
Забыться — чтобы обрести себя,
Тщету молчанья слова уразумев.

- Позволь, мой друг, мне поиграть в тебя.
Проигранный сюжет — не пораженье.
По-разному мы оба — вкус дурной.
Во мне своё узреешь отраженье.

Позволь, недуг, мне поиграть собой,
И в бан отправить чёрную примету.
За горе не отвечу головой -
Как заплатить? Её давно уж нету.

- Я слышал пару слов про волшебство,
Про жажду и умение отринуть.
То были "нет" и "да" — иль "ад" и "да", —
Лучше не быть, чем, не побывши, сгинуть.

Я был шутом без масок и имён,
А жизнь моя — иллюзией иллюзий;
Но верю: по ту сторону времён
Тиару иль колпак ноль сам водрузит.

- Охотники мертвы, король в аду.
Безмолвием и сердцем не неволив,
При-цельно на все стороны иду,
Сама себе играть тебя позволив.
inviz

дикобраз

Подобная реакция характерна для вашего века с его пафосом противоречия: усомниться, опровергнуть. Никакой вежливостью вы это не скроете. Вы как дикобраз. Когда иглы этого животного подняты, оно не способно есть. А если не ешь, приходится голодать. И щетина ваша умрёт, как и весь организм.* И, мёртвый, насытитесь вы века сего, ибо лишь мёртвый может воспринять [спокойно и без вреда для себя]

* Фаулз, "Волхв"



Да, дикобраз - создание такое,
Что впрок порой ему идут побои.
Все знают: если бить его сильней,
То глаже он бывает и жирней.
Мне кажется: душа у грешных нас
Не что иное - сущий дикобраз.
Не потому ль, что люди били их,
Пророки совершенней всех других?
(Руми)
silversilence

четверг, 12

Ах-ах, на выступление группы "Бостонского чаепития" явилась с опозданием на пару часов.

Дверь в клуб серая, металлическая, вывески нет. Что-то в ней завораживает. Подхожу и стою минут пять. Просто стою и смотрю. И вдруг понимаю, что концерт для меня не так интересен, как она. Прикасаюсь... Вдруг металл отъезжает в сторону, поворачиваясь, и изнутри вместе с облаком душного тёплого воздуха вываливается приземистый черноволосый человек лет сорока пяти, с сальным лицом. Отходит к дождю и курит.

Проскальзываю на крохотную лестничную площадку и прислоняюсь к стене. Снизу вместе с неясным гулом доносятся томные голоса фронтмена и саксофона. Почему-то смешно.

Плохой из меня рекламист. Сказала: друзей приведу. Но дело ясное: прийти с друзьями не в моём стиле. Но о вечере рассказала. Половина опрошенных, продемонстрировав широкий диапазон эмоций, ответила отказом. Вторая предложила гроб, канистру с бензином и зажигалку. В наличии была только зажигалка, но я отмахнулась.

Вечер украсило знакомство с удивительной К. Она психолог, 12 лет проработала на радио. Пришла туда с улицы в начале девяностых. Взяли по знакомству. Серебро и майанский календарь на пальце, обильная бирюза льна и живые серые глаза. А подбросил меня до столика в бильярдной тот самый черноволосый гражданин. Дальнобойщик. Говорит, возит котят из российских приютов в Германию. Благодарно пожимает руку: вы первая, кто спросил о приютах. У нас-то все про выставки, и котят только породистых хотят брать.

Наверное, клуб "Петрович" можно назвать приличным. Хотя никак пока не могу понять значение этого слова. Вход - по картам, получить которые можно после двух рекомендаций от держателей [карт]. Таким образом, клуб более-менее камерный, а компания - "своя". Характерно: даже хорошим знакомым часто отказывают в рекомендации.

Ближе к полуночи компания за соседним столом желает расщирить круг общения. Полные щёки наливаются ранетками, и стопки бренчат о наши пустые стаканы из-под чая. Чай тут стоит 10 рублей, а стены увешаны советскими раритетами.

Сижу, уставившись в белый шар, слушая, как они смеются демотиваторам и фотожабам на макбуке её мужа. Шар тяжёлый и белый. В краске несколько тёмных волос и цифра 13.

О, это неумение вовремя приходить. О, эта детская доверчивость. О, эта социофобия и завышенные ожидания.
Какая неимоверная, неимоверная, бесконечная глупость.
inviz

персона(ж)

- У нас есть такие книжки, которые рассыпаются, когда их ещё не взяли в руки. Посмотрел — и уже развалилась, - сообщает преподавательница литреда.

*
Странное чувство посещает человека, наблюдающего персонифицирующуюся стихию. Своими глазами видишь нечто волшебное. Туман превращается к человека — мужа лет тридцати [пяти], в полном расцвете своих сил. Его лоб опоясывает змея, кусающая свой хвост. Сзади него видна массивная завеса кроваво-красного цвета, наполовину отдёрнутая, на ней девять складок. За занавесью видна лестница, ведущая вниз, в землю. На полу под его ногами разостлан зелёный ковёр с вытканными на нём чёрным цветом гирляндами и терновыми венками.* Он одет в тёмные одежды с серебристым оттенком. Правая рука высоко поднята к небу и держит курицу без перьев.

Тут некстати вспоминается Данте. В его раю обитают странные существа: лучащиеся светы, лунные монахини, хороводы праведных душ, хоры мудрецов и обители созерцателей – и все сияют, блаженствуют, поют и рассуждают – словом, непонятно чем занимаются. То ли дело ад — все нормальные люди! Грешники, в которых тут никто не посмеет бросить камень / забиваемые камнями. Да, Данте – последний поэт Средних веков, гот на грани Возрождения...

…......................................

* Аркан I, Magus, опыт комментария В.Шмакова

**
Любопытнее же всего последний этап становления музы — смерть. Тайно сотворённое, лицо её вдруг тысячью гранатовых зёрен рассыпается по тьме света, озаряя его — и вот, видишь не один лишь лик, но вдохновение, разлитое в воздухе. Для всех, даром — и те, кто способен услышать, не (у)ходят обиженными.

silversilence

правдивые не изящны.

О, сколь изящны вы, моя богиня!
И, стало быть, доверие - не ваше.
Рассудок тела грация пусть даже,
Но мне вы всё ж милее неразумной.

Милее неразумной мне вы,
То значит - ваша грация дороже
И краше правды той, что не изящна.
inviz

Pussy Riot: дискуссия в клубе "Место действия". Кураев

- У нас пресс-конференция или нет?
- Нет, вы знаете, не пресс-конференция.
- То есть [будет это] в блогах выложено или пойдёт в пресс-релизы. То есть я с вами общаюсь как с журналюгами или...
- *из зала* Как с людьми.
*смех*

- Там, говорят, одна девочка в воскресной школе училась. Надо ещё посмотреть, что это за воскресная школа...
- *из зала* Воскресная школа "философский факультет МГУ" называется.
*смех*

vk-event



Самым глубоким и интересным было выступление Андрея Кураева. Более многогранно ситуацию не осветил никто. Впрочем, по мнению знакомого, благодаря которому я там оказалась, именно такие люди ныне и присно обречены на непонимание со стороны чиновников — как церковных, так и светских. Но, думается, чиновники здесь выступают в нечеловеческом, Кафкинском смысле, поскольку речь диакона была внимательно выслушана и встречена очень тёплыми аплодисментами. И возразить-то нечего.

Ни разу не слышала отца Андрея до этого. Оказывается, он талантливый оратор.

Во-первых, в этой истории с Pussy Riot он подметил двойную профанацию: сама акция — первичная, религиозная, а вторичная — то, что либеральное лобби надевает на них мученические венки.

Collapse )

То есть, понимаете — то, что описано в Евангелии — это самое великое кощунство, которое можно придумать. Бог, который входит в матку женщины. И там живёт. Рождается в вертепе; умирает на позорном Лобном месте и погребается в чужой могиле. Большего кощунства быть не может.

- Для кого?
- Для нормального религиозного человека.
- Кураев... сумасшедший.
- Спасибо за комплимент.

Соответственно, действительно, то, что происходит в Евангелии — это сумасшествие. Реакция нормального авторитетного язычника совершенно адекватная. Для язычника так вся Евангельская история и выглядит: полное сумасшествие.

**
То есть, понимаете, разделение профанного и мирского поведения — кодексов поведений — исчезает. Это законы диалектики. Максимальная сакрализация оборачивается максимальной профанацией. С диалектикой мы ничего поделать не можем, это именно так. Вот отсюда и возникает вопрос: если для христианина ВСЁ святыня, всё — любой день, любое место. Не просто суббота для иудеев, не просто храм на горе Сионской, а любое место.... любая минутка жизни, а не только суббота. Всюду Господь. Всё может быть Божье.

То отсюда возникает вопрос: если это так, если для нас нет нарочитых святынь, ибо всё свято — то в этом случае уместно ли говорить о кощунстве.

У меня нет ответа. Но мне кажется, такая постановка вопроса — она, она имеет право на то, чтобы быть продуманной, оспоренной.... на серьёзном, богословском, философском уровне.

***
За 20 веков нашей истории стало понятно, что государство не может жить по-христиански всецело. Стало понятно, что человек может жить целиком по-христиански. Жить по-евангельски. Что нельзя понимать Евангелие аллегорически. Будьте уверены, что это не просто аллегория, не просто идеал, а это реальность, до которой доходили наши святые отцы.

- И есть третий. Вопрос у меня. А не отдельный христианин, а Церковь в целом — не государство, а Церковь — может ли позволить себе не жить по-евангельски. А брать пример с государства и тоже сказать: пожалуй, вот в этой ситуации поступим по Ветхому Завету. Потому что есть своя правда и в такой позиции — пресечь распространение зла и так далее...
- Есть своя правда. Но эта правда выглядит очень по-пацански. То есть "все в моём дворе должны знать, я своим врагам спуску не даю, и поэтому кто забидел мою девушку, тот у меня получит" - понятно, и что "поколениями это помнят все пацаны в нашем районе". Это очень логичное поведение, очень исторически оправданное, но оно пацанское.
- И вот у меня нет ответа именно на этот вопрос. Но, может быть, он есть у Церкви. В каких случаях и может ли вообще Церковь разрешать себе жить по Ветхому завету. Исторических прецедентов я знаю выше головы. И в конце концов то, что у нас есть церковный суд, внутрицерковный суд, внутрицерковный канон — то есть писаный закон — уже показывает: мы благодати не слышим. И поэтому нужны такие ветхозаветные в чём-то регуляторы.
- И вот надо ли это вводить в богословскую норму, в нравственную норму — или об этом надо плакать...
Вот это вот мой вопрос.

В конце речи его голос и правда дрогнул.

____ . ___

А ещё он напоминал нам быть как бананы ^____^

- И ты так должен реагировать. Хвалят ли тебя, ругают ли тебя — твоя реакция всегда должна быть одинаковой.
inviz

Гитлер в клетке

Кочевал по городам, ещё раз попытался поступить в академию на художника, но, судя по всему, бег плохо влияет на художественные способности, и в этот раз Адик провалился уже на первом этапе. link

Психопатические черты фюрер обнаруживал смолоду. Легко впадал в шок и депрессивное состояние. Был социофобом. Рассказывают, как-то к нему после удачной речи подошёл мальчик и взял за руку — или девочка и поцеловала? - короче, вождь тогда онемел совершенно. Он не привык, что к нему кто-то прикасается, и в тот момент явно был в шоке.

- Видишь пепельницу? Я и из неё могу для себя бога сделать, другой вопрос – зачем…
- Не надо. Оставь в покое пепельницу.*скидывает пепел*


Страдал и от ипохондрии. Больше лечился и боялся болезней, чем реально болел – в результате постарел раньше времени. Фюрер очевидно был полон фобий, а его главным предсмертным страхом - в чём он признался своему шеф-пилоту Гансу Бауру в день суицида - было опасение, что русские захватят его в плен, усыпив газом, и потом выставят в клетке на Красной площади на всеобщее обозрение. Эти тафофобические настроения не были лишены оснований: Сталин обожал цирк. В июле 1944 года, например, через Москву прошли тысячи немецких военнопленных с пленными генералами во главе. А на обсуждении же Сент-Джеймсской декларации в Ливанде Черчилль предложил, чтобы "процедура суда не должна быть слишком юридической"…
Неудивительно, что Гитлер предпочёл застрелиться.

Представим такую ситуацию: Гитлер не покончил с собой, а сбылись его самые радужные кошмары: его таки усыпили, усадили в клетку, - и вот, очнувшись от больного своего сна, он с недоумением ужаса озирает пёстрый центр столицы, наполненный разномастным людом, глазеющим на него, ненавистного и презренного... Крики баб, ор мужиков, плевки, помидоры, яйца и камни, ряд полицейких, с трудом удерживающих волнующуюся толпу вдали от места, где подвешена эта клетка (думаю, её повесили бы недалеко от входа в мавзолей)...

- Ишь какая рожа надменная... Что, хорошо тебе, гнида, в клетке сидеть? Сиди...
- Благодари, что тебя вообще пустили в столицу, немецкая свинья! Я бы тебя на границе зарезал...
- Сидел б в своей Г. и малевал картинки — больше проку бы от тебя было!

Что-нибудь в таком духе.
Абсурд?
Реальность... [26.3]



Через несколько лет, в Пьяченце, я увидел габбью — чёрную железную клетку, подвешенную на высокой колокольне; некогда преступники умирали там от голода и разлагались на глазах горожан. Глядя на неё, я вспомнил ту зиму в Греции и габбью, которую смастерил для себя из света, одиночества, самообмана. Стихи и смерть, внешне противоположные, означали одно: попытку к бегству. К концу того проклятого семестра моя душа превратилась в пленника, и былые надежды корчили ей рожи сквозь кованую решётку.
(Волхв, 1:9)

Но и это неплохо. Нужно ведь быть на своём месте. Если мостишь улицы – укладывай ок. Устроился преподавателем – не гноби учеников. Ну а если ты влюблённый идиот, и вдобавок студент – будь студентом, идиотски влюблённым. Всё просто. Благо предмет влюблённости не является человеком.)
silversilence

Волхв

Г-жа Мороз Нина Анатольевна преподаёт зарубежную литературу по альтернативной программе. В моём случае она альтернативна вдвойне. Отработки по Фаустусу и Фаулзу, сдать за неделю – рай земной.

> Смысла в "Волхве" не больше, чем в кляксах Роршаха, какими пользуются психологи. Его идея – это отклик, который он будит в читателе, а заданных заранее "верных" реакций, насколько я знаю, не бывает.
Джон Фаулз, Волхв, Предисловие, 1976


Людская жестокость не знает границ. Границы истёрты

У г-жи Мороз небольшой рост, тёмные кудри и командный тон. Она обращается к нам "господа", хотя все присутствующие в аудитории – дамы.

> Мы лежали рядом, не касаясь друг друга, барельефы на разорённой могиле кровати...

Присягнувшие войне будут убиты.
Присягнувшие любви будут убиты мной.

> Я проштудировал все книги об этой стране, какие смог достать. Меня поразило, как мало я знаю. Я читал запоем; и, словно средневековый король, влюбился в изображение, ещё не видя оригинала.

Моя любовь похожа на ненависть. Если я хочу вас убить – из моих уст это величайший комплимент.
Если я хочу, чтобы вы меня убили – я Ваша…

Oh I’m in love with the door…)

Суть моего сарказма - самоирония...
  • Current Mood
    Vampire? SUCK
silversilence

Время методично капает на голову....

Снова ступор, словно две антивирусные программы поссорились.
Повсюду звуки проникают в уши и мешают. Хочется закрыться на замок и чтобы никто не входил. Лечь под одеяло, закрыть уши, глаза и...
Но мне не страшно, нет. Не жду.

Весёлый апрель: сдаём с десяток предметов "новой" специальности.)
Всё-таки шизофрения - слишком дорогостоящее приобретение, чтобы отказываться от него просто так.

Нельзя бежать из собственного города. Судьи не должны думать, будто они правы.

Захожу я как-то в аранжерею, а тааам...... Три огромные пиявки!
Влюбился я в них. Во сне вижу, во мне и наяву. А подойти боюсь — громадные, гадкие... Но божественно, божественно очаровательны. Сатана в платье Магдалины. В общем однажды так тоскливо стало, что пошёл я к ним ночью — ну думаю, всё равно без меня мало что изменится. А они не растерялись. Присосались и слопали, так-то. Мы тебя вылечили, - говорят. А то давление было повышенное.


Это как палить из пушки по воробьям. И выстрелил вроде, и шумиха, и разлетелись все, кто-то даже умер, остальным весело — а всё равно мимо. Идиотизм.

Последнее, что я услышал, умирая:
- Умеющий сосать сосёт не ради крови и умеет посмеяться над её спидозностью.